Зашкаливающая страстность Оливера Стоуна. Автору «Взвода», «Уолл-Стрит» и «Интервью с Путиным» 75 лет — Би-би-си Русская служба



Александр Канобозреватель по вопросам культуры

15 сентября 2021, 04:17 GMT

Автор фото, Getty Images

15 сентября исполняется 75 лет со дня рождения Оливера Стоуна, одного из самых известных, самых ярких и самых противоречивых режиссеров современного кинематографа.

Созданная им за полвека работы в кино обширная фильмография охватывает самые разные жанры — от криминальных триллеров до байопиков, от документальных расследований до политических портретов. Его фильмы и политические высказывания нередко вызывали самую острую критику и в какой-то момент превратили его чуть ли не в персону нон грата в американском политическом и культурном истеблишменте.

В последние годы многих шокировали его фильмы про Россию и Украину, включая его «Интервью с Путиным».

Общее во всех этих картинах одно — Стоун как сценарист и режиссер (а он чаще всего сам пишет сценарии для своих фильмов) предстает как человек предельно страстный и предельно искренний. Его фильмы не отличаются тонкими эстетскими изысками, он, пожалуй, в большей степени публицист, чем художник, и самое важное, а может быть и единственно важное для него в кино — откровенное, выстраданное, политически заряженное высказывание.

Высказывания эти основаны либо на его собственном жизненном опыте, либо на длительных и серьезных размышлениях о политике и истории, как его собственной страны, так и других стран и даже других исторических эпох.

Как бы мы ни относились к тем выводам — зачастую, мягко говоря, неоднозначным, — к которым приходит в результате своих исследований и размышлений Оливер Стоун, игнорировать их невозможно. Его голос — один из самых громких и самых ярких в культурном и политическом дискурсе последних десятилетий ХХ и первых десятилетий XXI века.

В этот короткий обзор жизни и деятельности замечательного режиссера вместить все его фильмы невозможно. Остановимся на основных, самых главных, попытавшись объединить их в тематически-жанровые разделы.

Вьетнам

Еще до «Взвода» — первого фильма из его знаменитой «вьетнамской трилогии» — Стоун уже накопил изрядный и режиссерский и тем более сценарный опыт. И если его первые картины как режиссера «Захват» (1974) и «Рука» (1981) были мало кем замеченными ужастиками, то его сценарий леденящего кровь не придуманными, а реальными ужасами в турецкой тюрьме «Полуночного экспресса» (1978) в постановке британца Алана Паркера был заслуженно удостоен «Оскара» за лучший адаптированный сценарий.

К моменту появления «Взвода» — а это был 1986 год — американское кино силами своих лучших режиссеров уже вовсю было занято переосмыслением трагического опыта завершившейся в 1975 году падением Сайгона Вьетнамской войны.

В 1978 году вышел отчаянный в своей безысходности «Охотник за оленями» Майкла Чимино; через год, в 1979-м — монументальный «Апокалипсис наших дней» Фрэнсиса Форда Копполы; через год после «Взвода», в 1987-м — «Цельнометаллическая оболочка» Стэнли Кубрика.

Но даже на этом величественно-эпическом фоне «Взвод» выделялся. Выделялся не столько своими художественными достоинствами, сколько личным опытом его автора, для которого война была собственным, непосредственно пережитым опытом. В отличие от Чимино, Копполы и Кубрика, переживавших войну художественно-опосредованно, Стоун воевал сам, и «Взвод» стал первой в американском кинематографе картиной, написанной и поставленной ветераном Вьетнамской войны.

Как и герой фильма Крис Тейлор в исполнении Чарли Шина, Оливер Стоун в 1967 году, успев до этого еще 18-летним студентом проработать полгода учителем английского языка в сайгонской школе, записался добровольцем в армию и попросился служить в боевые части, сражающиеся во Вьетнамской войне. Он провел во Вьетнаме больше года, был дважды ранен и награжден несколькими боевыми наградами, в том числе Бронзовой звездой «За доблесть» и медалью «Пурпурное сердце».

Вьетнаму была посвящена его первая же самостоятельная кинематографическая работа — 12-минутная короткометражка «Последний год во Вьетнаме», снятая в 1971 году, еще в пору учебы в киношколе Нью-Йоркского университета, где его преподавателем был тоже еще совсем молодой Мартин Скорсезе.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Оливер Стоун на съемках фильма «Взвод»

Надо сказать, что антивоенный пацифистский дух, характерный для молодого поколения шестидесятников, к которому принадлежали и Чимино, и Коппола, и Стоун, был не единственным настроением и пафосом посвященных Вьетнамской войне фильмов американских кинематографистов.

Еще в 1968 году легендарный Джон Уэйн, герой многочисленных ковбойских вестернов и фильмов о Второй мировой войне, мужественный и неотразимый кумир нескольких поколений американских женщин, снял фильм «Зеленые береты». Уэйн, американский патриот в традиционно-консервативном понимании этого слова, был серьезно обеспокоен ростом антивоенных настроений в стране, и его картина была пропитана откровенным антикоммунистическим, милитаристским духом.

Свой «Взвод» Стоун задумывал как откровенную полемику с видением Уэйна. Настроения в американском обществе к тому времени сильно изменились, Вьетнамская война воспринималась не только как военное поражение, но и как национальный позор и крупнейшая геополитическая ошибка.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Суровая и жесткая реальность войны. Кадр из фильма «Взвод»

Суровый и жесткий реализм в изображении батальных сцен, снимавшихся так же, как и «Апокалипсис наших дней» Копполы, на Филиппинах, убедительная игра исполнителей главных ролей Чарли Шина, Тома Беренджера и Уиллема Дефо принесли «Взводу» пригоршню «Оскаров» в том числе два самых главных — за лучший фильм и Стоуну за лучшую режиссуру. Оливер Стоун таким образом вошел в элиту американского кинематографа.

«Рожденный четвертого июля», в отличие от «Взвода», хотя сценарий писал сам Стоун, основан уже не на его собственной истории, а на автобиографической книге Рона Ковика, парализованного ветерана Вьетнамской войны, становящегося антивоенным активистом.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Том Круз в роли парализованного ветерана Вьетнамской войны, превратившегося в антивоенного активиста. Кадр из фильма «Рожденный четвертого июля»

Если действие «Взвода» происходит главным образом во Вьетнаме, то в фокусе нового фильма уже Америка, ее тяжелый надрывный опыт переживания, изживания войны. Чувство вины — и перед убитыми вьетнамцами, и перед погибшими товарищами, и перед искалеченными телами и душами — главное в фильме.

Страстный антивоенный пафос Стоуна направлен уже не столько на войну, сколько на страну, эту войну затеявшую. В самом названии, отсылающем к главному американскому празднику, Дню Независимости, таится горькая ирония.

В этот день главный герой (одна из лучших ролей Тома Круза, получившего за нее свою первую оскаровскую номинацию) должен произносить праздничную патриотическую речь. Он слышит в собравшейся толпе плач ребенка, и перед глазами у него встают уничтоженные им и его сослуживцами вьетнамские дети. Он срывается в алкоголизм, наркоманию, отчаяние и приходит к антивоенному движению.

За «Рожденный четвертого июля» Стоун получает свой третий «Оскар» — за лучшую режиссуру.

Деньги

В разделенных двумя десятилетиями фильмах дилогии о капитализме «Уолл-стрит» (1987) и «Уолл-стрит: Деньги не спят» (2010) пафос Стоуна направлен против всепоглощающей жажды наживы, которая правит миром.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

«Алчность — это хорошо» — ставший афоризмом лозунг главного героя фильма «Уолл Стрит» Гордона Гекко в исполнении Майкла Дугласа

Впрочем, при всем критическом заряде этих фильмов их главный герой — финансовый капиталист Гордон Гекко в исполнении Майкла Дугласа (удостоенного за эту роль «Оскара») обладает необоримым обаянием. В создании этого образа Стоун опирался на судьбу и историю своего отца, биржевого маклера в годы Великой депрессии.

Гекко беспринципен и движим только жаждой обогащения. Произнесенная им в фильме фраза «Алчность — это хорошо» вошла в пантеон самых знаменитых киноцитат.

Симпатии автора в моральном конфликте между богатством и властью с одной стороны и честностью и прямодушием с другой совершенно очевидны, и фильм, по замыслу автора, должен был восприниматься как критика системы ценностей, при которой этика и право легко отбрасываются в жестокой конкурентной борьбе.

Первый фильм создавался на пике рейганомики, сложившейся в 1980-е годы при Рональде Рейгане в США, а вслед за ним в то же время при Маргарет Тэтчер в Британии ультралиберальной социо-экономической системы, которая сводила к минимуму регулирование бизнесом и на самом деле на определенном этапе привела к экономическому росту и непомерному обогащению людей типа Гордона Гекко и тех, кто следовал выдвинутому им лозунгу.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Майкл Дуглас и Оливер Стоун на премьере фильма «Уолл Стрит: Деньги не спят» на Каннском кинофестивале, 14 мая 2010 г.

Сиквел «Уолл-стрит: Деньги не спят» создавался уже после финансового кризиса 2008 года, со всей вопиющей наглядностью продемонстрировавшего пороки и катастрофические последствия тотальной дерегуляции экономики и в особенности ее банковского сектора.

Гордон Гекко возвращается, отсидев 23 года в тюрьме за финансовые злоупотребления. Однако он так же обаятелен, так же неотразим. И так же сыплет афоризмами: «Тут мне напомнили, что я когда-то сказал, что алчность это хорошо. Теперь, кажется, она узаконена».

На самом деле конечно же она всегда была узаконена. Оливер Стоун пал жертвой своих героев и того мира, который он пытался обличать. Если в антивоенных фильмах идеи его были четко — и художественно, и политически — сформулированы, то в «денежной дилогии», за яркими образами и хорошо закрученным сюжетом мысль и идейный пафос автора проследить довольно трудно.

Медиа

В «Прирожденных убийцах» (1994) объектом критики Стоуна становятся медиа. Сценарий был написан Квентином Тарантино, но Стоун настолько его переработал, что Тарантино, хоть и указанный в титрах, в конце концов от фильма отрекся.

Еще до выхода на экран фильм преподносился как исследование отношения между насилием в жизни и отображением его в средствах массовой информации. На рекламном плакате красовалась надпись: «Смелый новый фильм — взгляд на страну, соблазненную славой, одержимую преступлением и поглощенную медиа».

На самом деле в «Прирожденных убийцах» Стоун попал примерно в такую же расставленную самим собой ловушку, как и в «Уолл-стрите».

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Оливер Стоун и актер Вуди Харрельсон на премьерном показе фильма «Прирожденные убийцы» в Париже, 18 сентября 1994 г.

Отвязная и неудержимая в своем стремлении убивать парочка «прирожденных убийц» (Вуди Харрельсон и Джульетт Льюис), извращенный садист-психопат полицейский (Том Сайзмор) и циничный тележурналист ведущий прямой репортаж из тюрьмы прямо во время учиненного там кровавого побоища (Роберт Дауни-мл.) — погруженный во всю эту вакханалию зритель уже не в состоянии уловить критический заряд.

Один из ведущих американских критиков Джеймс Берардинелли нелицеприятно обозвал Стоуна лицемером, пытающимся выдать свой напичканный насилием фильм за критику царящих в американском обществе отношений. Да, признает он, «фильм бьет в десятку, сатирически обличая тягу американцев к насилию, но мысль эту свою он вбивает нам в голову столь навязчиво и столь громогласно, что в конце концов она становится невыносимой».

Люди

Нет, наверное, другого режиссера в истории мирового кино, в фильмографии которого такое количество байопиков. Судите сами: «Джон Ф. Кеннеди. Выстрелы в Далласе» (1991), «Никсон» (1995), «Александр» (об Александре Македонском, 2004), «Буш» (2008), «Сноуден» (2018).

Названия красноречиво-очевидны. В центре практически всех этих картин — политические лидеры. Ну разве что кроме Эдварда Сноудена, который хоть и не лидер, но фигура, безусловно, политическая.

Несколько выпадает из этого ряда первый из снятых Стоуном байопиков — фильм «Дорз». И хотя в название его вынесено не имя человека, а название рок-группы, совершенно очевидно, что фильм не столько о группе, сколько о ее лидере, поэте и музыканте Джиме Моррисоне.

Моррисон и его Doors — ключевое явление для всей духовной жизни американских бэби-бумеров, к которым совершенно очевидно принадлежит и родившийся в 1946 году Оливер Стоун. Трагическая The End обрамляет «Апокалипсис наших дней» Копполы, превратившись, пусть и спустя десятилетие, в гимн антивоенных настроений и наиболее часто цитируемый музыкальный мотив в хроникальных кадрах вьетнамской войны.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

На праздновании 15-й годовщины со дня выхода в свет фильма «Дорз». Слева направо: Оливер Стоун, барабанщик группы Джон Денсмор, исполнитель роли Джима Моррисона Вэл Килмер и исполнитель роли Рэя Манзарека Кайл Маклахлен

Стоун хотел облечь образность и мифологию Doors в кинематографическое воплощение задолго до Копполы, еще при жизни Моррисона. В 1968 году, только вернувшись из Вьетнама, он написал полуавтобиографический сценарий, предполагавший на протяжении всего фильма музыкальное сопровождение в виде песен Doors. Он отправил сценарий Моррисону, предложив ему главную роль в фильме. Моррисон не ответил, но вскоре после его смерти менеджер певца вернул сценарий Стоуну, сообщив, что листки эти были найдены в той парижской квартире, в которой музыкант умер в июле 1971 года. Идеи того первого сценария и легли в основу фильма «Взвод».

Байопики о недавно ушедших рок-звездах — неблагодарный жанр. Я видел их десятки, и ни один не в состоянии в полной мере передать магию и очарование их героев. Не говоря уже о бесконечных претензиях со стороны бывших партнеров, близких друзей да и просто очевидцев.

«Дорз», увы, не стал исключением. Гитарист Робби Кригер и клавишник Рэй Манзарек с самого начала были против фильма, и, когда он вышел, обрушились на него с беспощадной критикой. «Это фильм о каком-то пьянице, не расстающимся с бутылкой виски. Где тот веселый парень и тонкий поэт, которого я знал?» — негодовал Манзарек. Кригер в автобиографии писал, что фильм не о самом Моррисоне, а о мифе о нем.

Стоун, безусловно, был уязвлен столь уничижительной критикой. Но для него фильм был с одной стороны данью молодости, с другой — утверждением его контркультурной генеалогии в славной эпохе 60-х.

Фильм о Кеннеди — строго говоря не байопик. Президента — одного из самых ярких и влиятельных политических лидеров Америки ХХ века — в нем почти нет. Что, на самом деле, жаль. Есть зато скрупулезное кинематографическое расследование обстоятельств его убийства в ноябре 1963 года, что превращает фильм в криминально-политический триллер.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Оливер Стоун и актеры Кевин Костнер, Сисси Спейсек и Томми Ли Джонс на премьере фильма «Джон Кеннеди. Выстрелы в Далласе». Лос-Анджелес, 17 декабря 1991 г.

Весь фильм Стоун построил вокруг реальной фигуры окружного прокурора Нового Орлеана Джима Гаррисона (Кевин Костнер), поставившего под сомнения выводы правительственной комиссии Уоррена. К моменту появления фильма Америка была десятилетиями переполнена самого разного толка конспирологическими теориями о подлинных мотивах и подлинных людях, стоявших за самым громким убийством века. Теория Гаррисона, возлагавшего вину на весь американский истеблишмент — от ЦРУ до ФБР, от военно-промышленного комплекса до вице-президента и преемника Кеннеди Линдона Джонсона — была одной из многих таких теорий, серьезных доказательств за ней не было, и она откровенно отдавала сенсационностью.

Поддавшись такой версии, Стоун, одержимый со времен своих антивоенных фильмов пафосом безудержной критики американского государства, вместо серьезного анализа, сделал откровенно тенденциозный фильм, лишь укрепив бытовавшие в американском обществе конспирологические теории.

Именно с фильма о Кеннеди репутация Оливера Стоуна — не как режиссера, мастера увлекательного и завораживающего кинематографа, а как историка и политического аналитика, которым он чем дальше, тем больше себя видел, — начала меркнуть.

Не менее тенденциозным был и фильм «Никсон», также сосредоточенный на одном ключевом эпизоде — Уотергейтском скандале. Но репутация Никсона-президента была настолько подорвана, и восприятие его большинством американцев было настолько негативным, а исполнение главной роли британским актером Энтони Хопкинсом настолько мастерским, что фильм был принят вполне благосклонно.

Зато к последнему фильму из президентской трилогии «Буш», о Джордже Буше-младшем, Стоун подходил предельно непредвзято. «Я хотел, — говорил он, — создать объективный, правдивый потрет человека. Как Буш сумел пройти путь от неприкаянного алкоголика, каким он был в молодости, до самого влиятельного политика в мире?».

Стоун был ярым критиком возглавленного Бушем американского вторжения в Ирак в 2003 году, но, тем не менее, не хотел превращать свой фильм в огульную критику президента. Хотя и тут он не избежал обвинений в карикатурном изображении своего героя.

Политическая публицистика

Кинематограф Оливера Стоуна становился чем дальше, тем более откровенно политизированным. Неудивительно потому, что со временем от кино художественного он стал сдвигаться к документалистике, а затем и вовсе к политической публицистике.

И здесь, не сдерживаемый законами искусства, он дал волю своим политическим взглядам, в основе которых, как и у его коллеги по документальному кино Майкла Мура, лежала безудержная критика государственной политики Соединенных Штатов и поддержка противостоящих ей, стоящих, как правило, на левых позициях политических фигур.

В этом ряду стоит и художественный фильм «Сноуден», и несколько документальных фильмов — портретов радикальных латиноамериканских революционеров.

В 2003 году он снял основанный на интервью с Фиделем Кастро фильм «Команданте». В создании фильма принимала участие телевизионная компания HBO, но незадолго до премьеры на Кубе были приговорены к смерти три человека, захвативших паром в США, а также заключены в тюрьму более 70 диссидентов, и HBO сочла благоразумным отказаться от трансляции фильма. В результате он был показан на кинофестивале «Сандэнс».

В 2009 году по сценарию видного британского марксистского историка и публициста Тарика Али Стоун снимает фильм «К югу от границы» — документальный роуд-муви, в котором, путешествуя по странам Латинской Америки, он беседует с целым рядом находившихся тогда у власти на континенте левых, социалистически, а то и марксистски ориентированных президентов — Уго Чавесом в Венесуэле, Эво Моралесом в Боливии, Нестором и Кристиной Киршнерами в Аргентине, Фернандо Луго в Парагвае, Рафаэлем Корреа в Эквадоре и Раулем Кастро на Кубе.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Оливер Стоун на премьере фильма «К югу от границы», Нью-Йорк, 21 июня 2010 г.

Своих политических симпатий Стоун не скрывал, и получившаяся в результате картина была увидена им совершенно сквозь розовые очки, а политические репрессии особо одиозных режимов на континенте — на Кубе и в Венесуэле — он предпочитал не замечать.

Такой же подход характерен и для полнометражного портрета Уго Чавеса в фильме «Мой друг Уго» охарактеризованного критиком Washington Post как «отталкивающее восхваление».

В 2012 году вместе с историком Питером Кузником он выпускает состоящий из десяти эпизодов телесериал «Нерассказанная история Соединенных Штатов», после чего вышла и 750-страничная книга под таким же названием. Стоун и Кузник работали над проектом более четырех лет, и режиссер назвал его «самой амбициозной и грандиозной вещью, которую я когда бы то ни было делал. Безусловно в жанре документалистики, да, пожалуй, и в формате художественном тоже».

Фильм и книга сосредоточены главным образом на послевоенной истории Америки, причинах возникновения и ходе холодной войны, отношениях между двумя сверхдержавами. Отставляя в сторону принятую в США официальную версию истории, они вскрывают более глубокие причины и мотивации событий.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Оливер Стоун во время визита в Каракас дарит президенту Венесуэлы Николасу Мадуро рекламный плакат своего фильма «Нерассказанная история Соединенных Штатов». 11 декабря 2013 г.

Стоун особенно настаивал на достоверности всех приведенных в фильме документов и фактов. «Все подвергалось тщательной фактической проверке, как нашей собственной так и экспертами, приглашенными телеканалом Showtime».

«Нерассказанная история Соединенных Штатов» не выглядит столь тенденциозно и откровенно антиамерикански, как некоторые другие работы Стоуна. Она вызвала предсказуемо смешанную реакцию — от одобрения со стороны Михаила Горбачева до осуждения некоторыми критиками за то, что Стоун ставит на одну доску и не проводит разграничения между тоталитарным режимом СССР и демократией в США.

Но главный упрек к фильму и книге состоял в том, что, несмотря на огромную проделанную работу, к моменту появления их в свет, спустя более чем два десятилетия после наступившей в постсоветской России гласности, авторам на самом деле не удалось вскрыть ничего такого, что было бы до них «нерассказанным». Громогласное обещание названия оказалось невыполненным, и сенсации не получилось.

Ну и, наконец, Стоун обратился непосредственно к двум ключевым странам постсоветского пространства — России и Украине.

В 2017 году он выпускает четырехсерийный телефильм «Интервью с Путиным».

Вполне понятная для критически настроенного к американской политике кинематографиста попытка представить портрет демонизируемого Западом российского лидера вновь обернулась критикой в его адрес в связи с предвзятым и несбалансированным подходом. Обозреватель политического портала The Daily Beast писал, что Стоун «намеренно пытался гуманизировать Путина и демонизировать Америку». «Он нисколько не подвергает сомнению и не опротестовывает высказывания российского президента, а предоставляет ему полную свободу высказывать свою точку зрения».

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Оливер Стоун берет интервью у Владимира Путина в Кремле, 19 июня 2019 г.

А газета Newsday, в принципе позитивно оценивая фильм, тем не менее считает, что Стоун в своих симпатиях к Путину и критике Америки вполне последователен: «В течение всей своей экстраординарной карьеры Стоун никогда не претендовал на объективность и беспристрастность. Не претендует и в этом фильме».

Для просмотра этого контента вам надо включить JavaScript или использовать другой браузер

Подпись к видео,

Оливер Стоун: «Я поверил Путину»

В таком же духе, практически в полном соответствии с официальной российской позицией, сделан и его фильм 2019 года «В борьбе за Украину». Еще в 2014 году он характеризовал события на киевском Майдане как заговор ЦРУ, а противников свергнутого президента Януковича как «хорошо вооруженных неонацистских радикалов». Главные интервью в фильме — вновь с Владимиром Путиным и с пророссийским украинским политиком Виктором Медведчуком.

Оливеру Стоуну 75 лет. Возраст достаточный, чтобы подводить итоги. И все же подводить их очень трудно. Слишком много слишком разного сделал за свою полувековую карьеру в кино этот безусловно талантливый, невероятно страстный и предельно откровенный в своей страстности художник и публицист.

Страстность нередко приводила его к зашкаливающим художественным и политическим результатам. Но она же делает его личность и его творчество необычайно интересными.


Читайте также: